Мир глазами мученика: 12 признаков психологии жертвы

Что полезного можно почерпнуть из науки виктимологии?

Давайте для начала определимся с терминологией. Что же такое — жертва? В широком смысле жертва — это тот человек, который выходит из общения или из жизненных ситуаций с потерями, то есть утратившим значимые и не очень жизненные ценности, а то и саму жизнь.

Какими же бывают жертвы, в силу каких причин ими становятся люди? Ведь в одних и тех же обстоятельствах один человек выйдет победителем, другой же — побежденным… В чем ключевые различия между ними и есть ли они вообще?

Во-первых, жертвы делятся на непосредственно пострадавших и на так называемых рикошетных жертв: это родственники, близкие и друзья настоящих жертв, а также очевидцы страшных событий. К примеру, нередко родители переживают то, что произошло с их ребенком, ничуть не меньше — а порой и серьезнее, и глубже, и дольше самого пострадавшего.

Что же касается жертв как таковых — милости просим в галерею.

Итак, первый тип кандидатов в жертвы — это жертвы пассивные. Именно они традиционно и подразумеваются под данным определением: когда мы говорим — «жертва», в мыслях в первую очередь возникает образ «твари дрожащей, прав не имеющей». Такие люди заранее готовы к поражению, они наперед чувствуют себя виноватыми, принимают всю тяжесть ситуации на себя. Как правило, это дети чрезмерно суровых и властных родителей, с детства приученные подчиняться «превосходящим силам противника» и делать все так, как им предписано более сильными. Вырастая, они не находят в себе сил сломать стереотип и пасуют перед всеми, кто сильнее их — физически и морально.

Поэтому — внимание, уважаемые родители: чрезмерно «закручивая гайки» и делая упор в процессе воспитания на послушание, а не на здравый смысл и сотрудничество, вы рискуете вырастить потенциальную жертву любых жизненных обстоятельств.

Следующий тип жертв — так называемые «премудрые пескари». Они запугивают сами себя всевозможными потенциальными несчастьями, они чрезвычайно восприимчивы ко всему тому потоку негатива, который льется на них с экранов телевизоров и с газетных полос. В результате такие люди «накручивают» себя до такой степени, что-либо зарабатывают себе невроз, либо пополняют ряды жертв по жизни — тех, кто настолько крепко вбил в свое сознание негативные сценарии всего, чего угодно, что они стали уже жизненной программой.

Предлагаем ознакомиться  Как завоевать и удержать женщину-Овна

Даже если обстоятельства складываются в их пользу, «пескари» умудряются перевернуть ситуацию с ног на голову, в результате чего она завершится неудачей и даст возможность этому махровому пессимисту мудро протянуть: «Ну, я же говорил! Я знал, что ничего хорошего не выйдет!» Классический пример такого поведения — ослик Иа из мультфильма про Вини-Пуха.

Есть еще один типаж, пополняющий ряды жертв — это люди, некритичные к жизненным обстоятельствам. Они не способны реально и адекватно оценить опасность в силу возраста (дети) или же личностных особенностей (вечные дети). Это те туристы, которые, не обращая внимания на предупреждения местных жителей, при гигантском отливе умиленно собирают морских звезд на обнажившемся по самое некуда океанском побережье (чтобы в ближайшее время быть захлестнутыми цунами); это они беспечно ходят по темным аллеям с мобильником на веревочке поверх куртки или с массивной золотой цепью на шее; это они садятся ночью в попутку с не слишком трезвым водителем… Такие люди искреннее не понимают, почему же несчастье случилось именно с ними — вроде бы ведь ничего не предвещало…

Следующий тип жертв: люди становятся таковыми не в силу своей слабости, а в силу своей активности и инициативы. Именно этим они отличаются от предыдущего варианта жертв — также некритичных к реальности, но не производящих при этом активных телодвижений. Активные жертвы — это неосторожные подстрекатели. Нередко они ведут себя так в силу особенностей профессии, предписывающей подобное поведение (стражи порядка, кассиры и так далее), но чаще инициатива исходит от них самих.

К этой категории относятся такие «герои», которые в случае захвата самолета террористами с грозным видом (не подкрепленным ни спецнавыками, ни оружием) предлагают мерзавцам выйти вон из самолета; это они бросаются на защиту случайного прохожего с голыми руками против пятерки бритоголовых амбалов (поведение безусловно замечательное в своем героическом намерении, но совершенно неэффективное — в отличие от вызова милиции или подмоги); это те пенсионеры, которые, проходя мимо компании агрессивно настроенной молодежи, начинают учить их жизни в самых некорректных выражениях; это каскадеры и экстремальные спортсмены, бросающие вызов смерти не потому, что кому-то угрожает опасность и его надо спасать, а для проверки наличия пороха в собственных пороховницах.

Предлагаем ознакомиться  ПТСР – посттравматическое стрессовое расстройство: симптомы воздействия шокирующих эпизодов

Словом, это, безусловно герои наших дней, но героизм их почему-то всегда выходит им же боком — потому что неадекватен реальности. Во времена войн и общественных потрясений им нет цены, из таких людей выходят настоящие Герои, однако в обыденной жизни они нередко сами становятся потерпевшими.

Последний тип жертв — жертвы агрессивные — то есть те, кто первым переходит в наступление и выступает активной стороной конфлиткта. Это в первую очередь те, кто постоянно унижает окружающих морально или физически: рано или поздно такой человек встречает себе подобного или просто достает ближних и дальних своих сверх всякой меры. И горе ему, если тот, кого он мнил собственной жертвой, окажется сильнее, быстрее или отчаяннее.

К примеру, так погибают тиранические главы семейств — от рук собственных жен или детей, которых они терроризировали годами. Так пострадавшими становятся записные «хамы трамвайные» (оскорбляющие окружающих с вызовом, регулярно и с удовольствием), нарвавшиеся рано или поздно на достойный отпор. Так от рук мучимой ими жертвы погибают порой насильники (в случае оказания достойного сопротивления). Так, в конце концов, заложниками собственных интриг становятся шантажисты.

Итак, как видим, прикладная польза виктимологии очевидна: благодаря этим знаниям, мы можем понять, что жертвами люди становятся самыми разными путями, порой совершенно неожиданными, и в наших силах обойти эти пути стороной. Кто осведомлен — тот вооружен: теперь мы знаем, где можно и нужно соломки подстелить. Удачи!

Жалобы

«Этот стресс меня доконает, я совершенно измучен». У Макса был длиннейший список жалоб на судьбу. Хорошее тоже случалось, но он предпочитал упиваться страданиями. Между тем, способность замечать позитивную сторону жизни помогает справиться с унынием.

.  Преувеличения

«Я попробовал все, я все знаю». Казалось бы, такая самонадеянность противоречит мышлению жертвы, но это не так. Во-первых, преувеличение ложно: никому не дано «попробовать все» и «все знать». Во-вторых, своим «я попробовал все» Макс пресекал дальнейшие попытки и отказывался посмотреть на происходящее под другим углом.

Изоляция

«Меня никто не понимает, никто не сочувствует, даже вы». Пожалуй, это было самое шокирующее заявление, поскольку основная цель терапевта заключалась именно в проявлении эмпатии. Но Максу всегда было недостаточно. Замыкаясь в себе, он не давал другим приблизиться и предложить поддержку.

Предлагаем ознакомиться  Что такое внутренний мир человека

Катастрофизация

«Лучше не станет, все будет по-прежнему». После нескольких встреч Макс сделал худшие из возможных выводы и зациклился на виктимизации. Надежда — это антитеза обреченности. Если бы Макс хоть немного надеялся на благополучный исход, он смог бы двигаться дальше вопреки всем трудностям.

Малодушие

«Ничего не работает, нет смысла пробовать что-то еще». В ходе сессий было очевидно, что Макс сдался. Он поднял белый флаг и перестал бороться. Такие моменты очень опасны: когда депрессия обостряется, часто появляются суицидальные мысли.

Мученичество

«Жить в стрессе — мой крест». Как ни странно, судя по всему, Макс гордился, что его стресс оказался столь серьезным, и считал себя мучеником. Мученики умирали во имя высшей справедливости или ради других людей. Поставив себя на их место, он как бы приобрел статус святого.

Противоречивость

«Я всего лишь хочу, чтобы она…» Это пассивно-агрессивное заявление — не что иное как перекладывание ответственности на другого. Макс уверял, что все станет замечательно, как только жена решится поговорить о деньгах. Разговор состоялся, но он опять поднял планку и потребовал, чтобы супруга согласовывала с ним все траты. Когда она отказалась, он очутился в положении страдальца, сетуя, что жена не хочет ему помогать.

Обвинения

«Все из-за нее». К несчастью, Макс произнес эту фразу в присутствии жены. Вместо того, чтобы разделить ответственность за состояние семейных финансов, он свалил на нее всю вину. Заявил, что она воспользовалась его слабостью, и снова застрял.

Занудство

«Мне надо еще кое-что рассказать…» Макс мог разглагольствовать часами, без передышки. Сначала он вываливал все мысли и чувства на жену, а потом на психотерапевта. Когда ему пытались что-то советовать, он отмахивался и говорил, что они не знают, о чем говорят, потому что не владеют всей информацией. Этот порочный круг отпугивал жену и все больше затягивал Макса.

Обобщения

«Так будет всегда, ничего и никогда не изменится». Словами «всегда», «ничего», «никогда» сопровождается чрезмерное обобщение. Утверждение, будто что-то случается «всегда» — неправда. Бывают исключения. Не признавая этих исключений, Макс загонял проблемы в угол. Раз они не решаются, можно считать себя жертвой.

Оцените статью
Психология похудения
Adblock detector