Преступность COVID – 19

Европол анализирует новую преступность

Важнейшие положения об изменениях в криминальной деятельности в период пандемии содержит доклад (март 2020) Европола «Пандемический спекулянт: как преступники эксплуатируют кризис COVID – 19». Аналитики Европола отмечают, что преступники быстро воспользовались возможностями, чтобы использовать кризис, адаптируя свои способы действий или участвуя в новых преступных действиях. Факторы, которые вызывают изменения в преступности и терроризме, включают:

высокий спрос на определенные товары, защитное снаряжение и фармацевтическую продукцию;

снижение мобильности и потока людей через и в ЕС;

граждане остаются дома и все чаще работают на дому, полагаясь на цифровые решения;

ограничения в общественной жизни сделают некоторые криминальные действия менее заметными и перенесут их в домашние или онлайн-настройки;

увеличение тревоги и страха, которые могут создать уязвимость для эксплуатации;

сокращение поставок определенных незаконных товаров в ЕС.

Основываясь на информации, предоставленной государствами-членами ЕС, и собственной экспертизой, Европол выделяет четыре основные области преступности периода COVID – 19:

Киберпреступность

Количество кибератак против организаций и частных лиц уже сейчас является значительным и, как ожидается, будет расти. Преступники использовали кризис COVID-19 для проведения атак социальной инженерии, посвященных пандемии, для распространения различных пакетов вредоносных программ.

Киберпреступники вероятно, будут стремиться использовать все большее число векторов атак, поскольку все большее число работодателей вводят онлайн – работы (удаленную) и позволяют подключаться к системам своих организаций.

Пример: Чешская Республика сообщила о кибератаке в университетской больнице Брно, которая вынудила больницу закрыть всю ИТ-сеть, отложить срочные хирургические вмешательства и перенаправить новых пациентов с острыми заболеваниями в ближайшую больницу.

Мошенничество

Мошенники очень быстро адаптировали под новую ситуацию известные схемы мошенничества, чтобы извлечь выгоду из опасений и страхов жертв во время кризиса. К ним относятся различные типы адаптированных версий схем телефонного мошенничества, мошенничества с поставками и дезактивации. Можно ожидать, что в ближайшее время появится ещё большее количество новых или адаптированных схем мошенничества, когда мошенники попытаются извлечь выгоду из беспокойств людей по всей Европе.

Пример: расследование, поддерживаемое Европолом, фокусируется на передаче компанией в Сингапуре 6,6 млн. евро компании для приобретения спиртосодержащих гелей и масок FFP3 / 2. Товар так и не был получен.

Контрафактные товары

Продажа контрафактной медицинской и санитарно-гигиенической продукции, а также средств индивидуальной защиты и контрафактной фармацевтической продукции увеличилась в разы с начала кризиса. Существует риск того, что фальшивомонетчики будут использовать дефицит в поставках некоторых товаров, чтобы все чаще предоставлять контрафактные альтернативы как в автономном режиме, так и в автономном режиме.

Проявления организованной преступности

Различные типы схем, связанных с кражами, были адаптированы преступниками для использования текущей ситуации. Это включает в себя известные мошенничества, связанные с выдачей себя за  представителей органов государственной власти. Ожидается, что коммерческие помещения и медицинские учреждения будут все чаще становиться объектом организованных краж.

Несмотря на введение дополнительных карантинных мер по всей Европе, криминальная угроза остается динамичной, и во время кризиса и после него будут возникать новые или адаптированные виды преступной деятельности.

Пример: несколько государств-членов ЕС сообщили о схожем образе действия для кражи. Преступники получают доступ к частным домам, выдавая себя за медицинский персонал, предоставляющий информационные материалы или средства гигиены, или проводя «тест на коронавирус».

Усилия международных исследователей

Доклад (март 2020) «Преступность и вирус. Воздействие пандемии COVID-19 на организованную преступность», подготовленный международной исследовательской организацией «Global Initiative Against Transnational Organized crime”, представляет собой результат обобщения и осмысления информации, полученной от  государственных полицейских органов, международных сообществ отставных сотрудников полиции, а также от наших партнеров из числа правительственных организаций, научных центров и гражданских сообществ относительно воздействия коронавируса на ОП и незаконные рынки.

В докладе отмечено, что пандемия меняет лицо не только экономики и финансов, но и объемы, структуру и принципы функционирования преступных рынков и связанных с ними ОП.

На первом этапе пандемии практически повсеместно наблюдается некоторое снижение уровня преступности и уменьшение активности ОП. Однако при продолжении пандемии и особенно развертывании ее по наиболее неблагоприятному сценарию, связанному с высокой смертностью и снижением управляемости в тех или иных регионах, странах и городах, вполне вероятен всплеск активности ОП и значительный рост спроса на незаконные товары и услуги.

Еще один контекст взаимодействия ОП и пандемии связан с переплетением государственной власти с ОП через коррупцию и прямое представительство преступности во власти. В подобных государствах организованные преступные группы (ОПГ) еще до пандемии были глубоко интегрированы с финансовым сектором, здравоохранением, логистикой.

Уязвимости и ответы

Информация с мест, полученная из различных регионов мира, позволяет говорить об основных направлениях воздействия коронавируса, значительно изменяющих среду и условия действия полиции. Конкретно речь идет о следующем:

Во-первых, ОПГ стараются максимально использовать в своих интересах заметно возросший уровень риска для определенных возрастных и социальных групп. Соответственно полиция должна опережающе взять эти группы под свою защиту и повседневный мониторинг.

Во-вторых, в рамках развития пандемии коронавируса неизбежна переориентация полиции, уголовного правосудия, и более широко, органов безопасности на борьбу с пандемией коронавируса даже за счет оголения некоторых традиционных направлений деятельности в сфере национальной безопасности. Возможность возникновения широкомасштабных социальных беспорядков, волнений и массовых грабежей, так или иначе связанных с ОПГ, заставляет полицию и силы национальной гвардии действовать опережающе, не допуская массового распространения настроений паники, ненависти к государству и холодной гражданской войны под лозунгом «Каждый только за себя».

Предлагаем ознакомиться  Взрослый человек кричит по ночам

Преступность и уязвимые группы населения

Гуманитарные и организационные меры по борьбе с коронавирусом должны принимать во внимание, что значительная часть уязвимых старших групп традиционно пользовалась услугами криминала через приобретение страховок, лекарств и оказание медицинских услуг в структурах, контролируемых ОПГ. Социальная маргинализация, особенно в развивающихся странах, с неизбежностью порождает криминальную экономику.

Некоторые предупреждают, что центры содержания под стражей, а также огромные лагеря беженцев, прежде всего, на севере Сирии, в Турции, в Иордании, в Ливане и Ливии являются поистине страшными бомбами замедленного действия. Согласно отчетам ВОЗ, эпидемия коронавируса особенно быстро распространяется там, где популяция живет либо в предельно замкнутых, либо в скученных условиях. Именно там темпы развития эпидемии, ее масштабы и летальные последствия максимальны.

Мало кто из политиков отдает себе отчет в том, что, если эпидемия продлится от 4 до 6 месяцев, считая с января 2020 г., то в тюрьмах и местах временного содержания скачкообразно увеличится смертность. Это может послужить запалом для бунтов и волнений.

Ещё страшнее перспектива стихийных, неуправляемых потоков беженцев в Европу в результате скачкообразного роста числа заболевших и умерших в лагерях беженцев на Ближнем Востоке. В этих лагерях по самым минимальным оценкам проживает в настоящее время около 5 млн человек.

Такие масштабы незаконного антропотока в условиях и без того переживающих политико-экономический и культурно-ментальный кризис стран ЕС, сколько-нибудь мощные, малоуправляемые, обезумившие от страха потоки нелегальных мигрантов могут привести к хаосу, которого мир давно не видел. Под угрозой не только ЕС.

По состоянию на сегодняшний день не очень понятны ситуации в Мексике и Центральной Америке, а также в Центральной Азии и Северном Китае. При наиболее неблагоприятном развитии событий в этих регионах могут сложиться условия, которые вынудят десятки и сотни тысяч людей попытаться бежать в Соединенные Штаты, в южные районы Китая и в Россию.

На американском континенте пандемия коронавируса может наиболее болезненно ударить по Гаити. Уже сегодня в этой стране существуют лагеря для перемещенных лиц, где живут десятки тысяч человек. Страна так и не преодолела последствий давнего землетрясения и значительная часть ее населения продолжает жит ь в нищете.

В Великобритании полицейские аналитики предупреждают, что длительное закрытие школ, развлекательных и общественных центров может подтолкнуть молодых людей, особенно из промышленных и городских агломераций к вербовке в ОПГ. Проблема обостряется тем, что интернет-культура на протяжении по крайней мере последних 10 лет всячески насаждала компьютерные игры с криминальным оттенком, прежде всего так называемые криминальные квесты и стрелялки.

В условиях пандемии особому риску подвергаются сообщества наркоманов. Уже сейчас очевидно, что в условиях целенаправленного ограничения антропотока и резкого снижения объемов мировой торговли могут заметно нарушиться регулярность, график и объёмы поставок наркотиков из Афганистана, Восточной и Южной Африки, Колумбии, Венесуэлы, Боливии и Мексики.

Сбои в отлаженной логистике приведут к ломке наркоманов по всему миру. В этом состоянии, как известно, они способны на всё, чтобы получить наркотики. Соответственно, в мировых мегаполисах резко, возможно на порядки, возрастает риск подвергнуться неспровоцированному нападению со стороны наркоманов, переживающих период ломки.

Кроме того, временный недостаток опиатов, героина, других видов тяжелых наркотиков приведет наркоманов к необходимости перехода к жизни в небольших сообществах. Чисто статистически, будучи членом сообщества, у человека всегда больше шансов получить ресурс, чем у одиночки. При этом несомненно, что коллективное потребление наркотиков приведет во всем мире к росту вич инфицированных, больных гепатитом и т. п.

Коронавирус меняет институции и вызывает чрезмерную нагрузку на правоохранительные органы

Пандемия уже создала предельный уровень нагрузки на все государственные учреждения. С каждой неделей становится все более вероятным, что она может затянуться.

Существует и дополнительный фактор, связанный с пандемией. Каждая чрезвычайная ситуация – это прежде всего экзамен на эффективность работы властей на всех уровнях. В зависимости от масштабов и смертности от пандемии граждане решат, заслуживает ли их правительство доверия, либо его надо менять.

Как показывает опыт, попытки отдельных правительств утаивать информацию и длительно, либо постоянно лгать гражданам полностью разрушает не только престиж правительства, но и фактически ведет к утрате им легитимности. Именно итоги эпидемии станут важнейшим политическим фактором на ближайшую перспективу.

Одной из ключевых подсистем правительственной инфраструктуры является уголовное правосудие. Пандемия коронавируса может стимулировать наиболее радикальную перестройку структуры, функционала и организации работы полиции. Поскольку правительства все чаще берут на себя чрезвычайные полномочия, именно полиция, национальная гвардия и армия превращаются в ведущие государственные институты, от которых зависит жизнеспособность общества и эффективность государственной власти.

К сожалению, уже имеются случаи, когда в условиях полной неэффективности работы медицинской инфраструктуры, полиции и армии приходилось брать на себя несвойственные им функции. Лучший пример этого – Италия.

Предлагаем ознакомиться  Причины алкоголизма у мужчин

Как показывает опыт, наиболее эффективно полиция осуществляет деятельность в странах, где заранее были внедрены всеохватывающие системы наблюдения и мониторинга населения. Именно система социального кредита в сочетании с разветвленной инфраструктурой видеонаблюдения позволила Китаю быстро с основном справиться с пандемией.

Важность наблюдений для правоохранительных органов в чрезвычайных ситуациях понимают и далеко от Китая. Например, премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху использовал чрезвычайное постановление по борьбе с коронавирусом, чтобы узаконить развертывание по всей стране системы видеонаблюдения.  К моменту написания доклада 10 стран, включая Китай, Иран, Германию, Сингапур и Вьетнам начали широко использовать системы видеомониторинга, а также иные цифровые решения для отслеживания распространения вируса и своевременного купирования его распространителей.

Изменения уровня, качества и технической инфраструктуры, контроля и мониторинга за населением в условиях коронавируса предполагает после завершения пандемии уточнение социального договора между гражданином и государством. В этом договоре общество – с одной стороны, и государство – с другой стороны должны определить и согласовать, до какой степени видео- и иные формы контроля и мониторинга приемлемы для общества в обмен на обеспечение безопасности гражданина, в том числе во время пандемий.

Пандемия заметно увеличивает поведенческую нагрузку на сотрудников полиции. В условиях блокировки и самоизоляции часто именно полицейские становятся не только единственными представителями власти, но и вообще единственными контактами людей, которые находятся на карантине. По сути, например, в Китае, а сегодня и в некоторых штатах Америки именно полицейские в глазах населения олицетворяют не только власть и государство, но и общество, как взаимосвязь индивидуумов.

Иными словами, впервые в истории полиция берёт на себя три фундаментальных функции:

— во-первых, охраны порядка, борьбы с ОП, киберкриминалом, а также традиционной и уличной преступностью, которыми полиция собственно занималась с момента своего основания;

— во-вторых, полиция, как показывает опыт Китая, Японии, Южной Кореи, Германии, США, Вьетнама, Великобритании и т. п. достаточно широко используется для развертывания медицинской инфраструктуры, например, совместно с инженерными войсками. Например, для перепрофилировании домов отдыха и т. п. во временные больницы;

— в-третьих, в условиях карантина именно полицейские не только оказывают бытовые услуги лицам старших возрастов, но и по сути являются теми, кто сохраняет, особенно в наиболее острый период эпидемии, саму социальную ткань общества.

Принципиально новые проблемы для полиции пандемия коронавируса создает в условиях нарушения нормальных технологий правоохранительной деятельности. Например, уже в первые дни развертывания эпидемии в Южной Корее, Южной Африке, некоторых штатах Америки полностью закрылись суды.

Одновременно, полиция получила рекомендацию минимизировать число задержанных, в том числе за мелкие нарушения общественного порядка. В условиях закрывшихся судов полицейские все чаще оказываются вынужденными брать на себя несвойственную, и более того в известном смысле незаконную функцию самим решать, заслуживает ли преступивший закон временного заключения под стражу или достаточно профилактической беседы.

Отдельный вопрос – это ситуация с тюрьмами. Например, отсутствие доступа к медицинской помощи, перенаселенность и антисанитарные условия привели к тому, что уже на первой стадии эпидемии в городе Ухань были инфицированы 800 заключенных местной тюрьмы. Страх перед вирусом вызывает волнения и насилие в тюрьмах.

Бунт, вспыхнувший в Боготе – столице Колумбии – привел к гибели 23 заключенных и 83 раненых из числа заключенных и полицейских, которые с трудом подавили вспышку.  Еще один пример дает Иран. Понимая невозможность справиться в тюрьмах с эпидемией, он одноразово освободил 85 тыс. заключенных, в том числе подавляющее большинство политических заключенных.

(Поэтому во Франции, Германии,   США, Аргентине, Колумбии, Иране, Афганистане, Бахрейне, Египте, Иордании, Судане, Эфиопии уже приняли решения выпустить на свободу тысячи осужденных за малозначительные преступления , а также пожилых осужденных – В.О.).

Поскольку полиция становится по сути главным публичным лицом властей, в полной мере не только главными, но чуть ли не единственными представителями государства в контактах с населением, центральным вопросом работы правоохранительных органов становится доверие и легитимность полиции у граждан. В местах, где повальная коррупция и избыточная жестокость, а также крышевание преступности полицией стало правилом, можно ожидать самых трагических последствий эпидемии коронавируса.

Именно в период пандемии коронавируса авторитет, доверие к полиции со стороны граждан становится едва ли не решающим фактором эффективности государственных усилий.

Едва ли не лучшим примером является Италия. На севере Италии граждане доверяют полиции и ценят ее помощь. Уже сегодня очевидно, что, если бы не помощь карабинеров и полиции героическим итальянским врачам, трудящихся в условиях растерявшегося руководства, жертвы коронавируса из без того высокие, были бы возможно на порядок больше.

Возможность социальных беспорядков и работа с ОПГ

Один из основных вопросов которых до сих пор остается без ответа, заключается в том, как глобальный кризис повлияет на нелегальные рынки. Согласно нашим данным, законопослушные отдельные лица и сообщества в большинстве развитых стран прибегают к черному рынку тогда, когда исчерпываются законные средства к существованию, а на легальных рынках отсутствуют товары, необходимые для выживания.

Если пандемия приведет к глобальному социальному и экономическому кризису, сроком более полугода, начиная с декабря прошлого года, то есть большой шанс, что люди к концу этого периода впадут в отчаяние. Длительный кризис и изоляция могут увеличить риски мародерства и краж со взломом, а также породить отдельные чёрные рынки.

Предлагаем ознакомиться  Как правильно вести себя с руководителем?

По мнению авторов доклада, возможные попытки властей некоторых стран в условиях пандемии подавить существующие десятилетиями подпольные рынки могут привести лишь к порочным циклам насилия и маргинализации. Это чревато огромными человеческими жертвами и страданиями.

Авторы показывают это это на примере борьбы с наркотиками, практикующейся на протяжении последних 30 лет в таких латиноамериканских странах, как Колумбия, Боливия и Эквадор. По сути, производство, упаковка и логистика наркотиков являются едва ли не основным направлением занятости и источником дохода крестьянства в указанных странах.

При поддержке США в этих странах были предприняты значительные усилия по созданию альтернативных хозяйств с переходом от выращивания наркосодержащих растений к иным направлениям сельскохозяйственной деятельности. После многолетних усилий пришлось констатировать, что кампания потерпела неудачу. Ее итогом стало перемещение производства наркотиков в другие локации, прежде всего, в Венесуэлу и Мексику.

Оcобенно сильно пандемия ударит по многим благополучным странам Латинской Америки, Африки и Южной Азии, живущим в значительной степени за счет туризма и посещения национальных парков и заповедников. Поскольку в последние годы максимальный туристический поток обеспечивался за счет Китая, Южной Кореи, США, богатых стран ЕС, то удар будет просто смертельным.

Вполне вероятно, что в условиях развала национальных рынков туристических услуг быстро появятся ОПГ, ориентированные на организацию браконьерских туров, торговлю дикими животными, а также работорговлю и предоставление педофильских услуг. Самое печальное заключается в том, что население, включая родителей несовершеннолетних детей перед угрозой нищеты и голода будет вынуждены не только пойти на сотрудничество, но и более того, по сути, превратиться в низовой уровень новых ОПГ.

Поскольку пока эпидемия оценивается по очень неточным статистическим данным, в мире сложилось впечатление, что коронавирус бьет прежде всего по G20, т. е. ведущим странам мира, а населению Африки, Латинской Америки и Центральной Азии ничего не угрожает. Это – колоссальная ошибка. Она обнаружится по прогнозам экспертов где-то к середине или к концу апреля.

Поскольку в этих странах отсутствует медицинская статистика, слабо развито здравоохранение, а правительства многих из них имеют авторитарный характер и склонны ко лжи, об эпидемии в этих регионах мир узнает не на ранней стадии, а когда эпидемия будет уже бушевать, и десятки, а скорее всего сотни тысяч человек, живущих в невероятной скученности, либо в антисанитарии, умрут.

В условиях в лучшем случае ослабления, а при весьма вероятном сценарии, развала государств в такого рода странах именно силы ОПГ могут занять вакантное место, соответственно сначала де факто, а затем и де юре превратиться во власть первоначально на локальном, а затем на страновом уровне. Так, в марте в бразильских социальных сетях появились  посты о том, что в районах фавел Рио-де-Жанейро ОПГ начали вводить комендантский час. В бедных районах по всей Бразилии с начала марта распространяются листовки со следующим текстом: «Если правительство способно только болтать, нам, — ОП – придется взять власть на себя».

В мегаполисах развивающегося мира, где банды фактически уже длительное время оказывают значительное влияние на власть и на организацию жизнедеятельности на низовом уровне, в экстремальной ситуации коронавируса государство и правоохранительные органы должны управлять ситуацией, принимая во внимание, что они не являются единственными арбитрами и редко имеют реальную власть.

Нередко негласные и тонко завуалированные договоренности между полицией и преступными сетями позволяют сохранять в этих районах общественный порядок и мир на низовом уровне. Сотрудники полиции и представители ОПГ в экстремальных условиях не только общаются, но и сотрудничают друг с другом. Пример такого взаимодействия это — договор правительства Сальвадора, подписанный еще в марте 2020 г., с крупнейшими и наиболее жестокими преступными организациями, который позволил стабилизировать кризис в стране и ограничить разгул насилия.

Криминальные группы в целом ряде регионов и стран являются влиятельными посредниками и гарантами на местах. Во времена кризиса и перед лицом разрушения, а также серьезных социальных беспорядков, правительства и правоохранительные органы в отдельных развивающихся странах, вероятно, будут использовать любые ресурсы для достижения главной цели – прекращения пандемии и поддержания спокойствия.

Целый ряд правительств и не только в несостоявшихся государствах обратятся к криминальным сетям за помощью. Существует долгая история сотрудничества государств с криминальными группировками во времена кризисов. Пожалуй, наиболее ярким примером является сотрудничество правительства США и боссов мафии, связанное с взаимодействием по обеспечению логистики военных грузов, а также освобождению Италии от фашизма и нацизма во время Второй мировой войны.

Лидеры банд, которые заинтересованы в сохранении общин, где они являются властью, минимизации потерь и жертв в рамках поддержания легитимности могут иметь временные общие интересы с правительствами.

Риск, присущий таким стратегиям, заключается в том, что в долгосрочной перспективе криминальные деятели легитимизируются и усилят контроль над территориями. В результате правительства и правоохранительные органы оказываются перед необходимостью сдерживать вирус независимо от долгосрочной потери легитимности иных последствий.

Оцените статью
Психология похудения
Adblock detector