Внутренняя речь: понятие, особенности, роль в порождении высказывания

2.1 Основная установка

«Любая
речь подобна осаде души слушателя»
(Хри-состомос, около 400 года после
рождества Христова).

Любой
хороший оратор исходит из принципа, что
он — слуга своего слушателя, что он для
ближних, а не они для него. Он избегает
как высокомерия, так и ложной скромности.
Речь свысока всегда вызывает антипатию.
Холодное поведение легко создает
впечатление, как буд­то оратор «делает
свое дело без души»(Ротер).

«Обычно
слушатели относятся к оратору
даже лучше, чем он заслуживает, и они
благодарны и обрадованы уже тем, что
говорит хоть сколько-нибудь разумно»
(Кассой).


Хороший
оратор не поучает, подняв палец. Напротив,
он действует как дружески настроенный
советчик. Хо­роший оратор долженбыть
специалистом в своей облас­ти,
а нестроить из себя специалиста.

То
и дело мы убеждаемся в том, что узкий
специалист не видит взаимосвязей, а
лишь свою специальную об­ласть. Но
существенно, что слушатель постигает
более обширные взаимосвязи, выходящие
за пределы отдель­ных явлений.

Само
собой разумеется, оратор уважает своих
слуша­телей. Разве не следует быть
благодарным людям, если они пришли
только затем, чтобы выслушать
Вас? Пра­вильное выступление
оратора можно лучше всего
описать словами:уверенное и вместе
с тем скромное, увлеченное и вместе с
тем сдержанное.

Быть
заносчивым просто глупо. Ничто не
раздражает слушателей больше, чем это.
(Только в дебатах при слу­чае нужно
бить высокомерие его собственным
оружием!) Обычно же подходит изречение
Вильгельма Буша: «Как мал тот, кого
сравнят с его высокомерием».

Вспоминают
мудрые слова Монтеня, что даже на са­мых
высоких ходулях мы бегаем на своих ногах
и даже на самом высоком троне сидим на
собственных ягодицах.


В
любой речи проявляется индивидуальность
орато­ра. Как оратору Вам необходимо
внимание и доверие слу­шателей.
Слушатель тонко чувствует, стоит ли
доклад­чик за его высказываниями
целиком и полностью.

♦ Основой
любой ответственной речи является
чес­тность. Ваша задача — вызвать у
слушателя чувст­во симпатии, а речь
должна «трогать за живое». Удастся
ли это Вам, зависит не только от
того,что Вы скажете, но и
как Вы выступите,какое впечатление
Вы произведете на слушателя.

Пусть
Ваш внешний вид (как и настрой) будет
све­жими, а Ваше состояние — собранным
и напряженным, но ни в коем случае не
спазматическим.


Самые
хорошие речи не удаются утомленному,
уста­лому оратору.

§ 2. особенности структуры и семантики внутренней речи

Л. С. Выготский полностью отвергал взгляд на внутреннюю речь как на «речь минус звук». Он писал о совершенно особом строении и способе функционирования внутренней речи (50). В течение нескольких поколений, до появления научных работ Л. С. Выготского, и прежде всего, книги «Мышление и речь» (1934), многие психологи считали, что внутренняя речь — это та же внешняя речь, но с усеченным концом, без речевой моторики (50).

Ее представляли как «проговаривание про себя», строящееся по тем же законам синтаксиса и семантики, что и внешняя речь. Т. Н. Ушакова указывает на ошибочность этого мнения (234). Простое и убедительное доказательство этого — способность человеческого мышления за доли секунды решать сложные интеллектуальные задачи, принимать решения, выбирать нужный путь достижения намеченной цели.

Согласно теоретической концепции Л. С. Выготского, у внутренней речи «свой особый синтаксис», что находит свое выражение в кажущейся отрывочности, фрагментарности, сокращенности внутренней речи по сравнению с внешней. Записанная на фонографе, она «оказалась бы сокращенной, отрывочной, бессвязной, неузнаваемой и непонятной по сравнению с внешней речью» (50, с. 332).

При проведении своих экспериментов Л. С. Выготский отметил наличие и нарастание аналогичных особенностей эгоцентрической речи ребенка; это позволило ему дать объективное объяснение причины, по которой возникает сокращенность внутренней речи. Он отмечал, что это не простая тенденция к сокращению и опусканию слов, а своеобразная тенденция к сокращению фразы и предложения по пути приближения к тому варианту структуры этой единицы языка, «где сохраняется сказуемое и относящиеся к нему части предложения за счет опускания подлежащего и относящихся к нему слов» (там же, с. 333).

Предлагаем ознакомиться  Витамины для детей при нервном тике

Основной синтаксической формой внутренней речи Л. С. Выготский считал «чистую и абсолютную предикативность». Такая особенность присуща диалогической форме внешней речи при наличии определенной психологической близости собеседников, когда возможно понимание «с полуслова», «с намека». При общении человека с самим собой возможна передача почти без слов самых сложных мыслей, что приводит к господству чистой предикативности во внутренней речи. Синтаксис ее максимально упрощен, следствием чего является «абсолютное сгущение мысли» (там же, с. 343).

3.1 Общая часть

Химик
Вильгельм Оствальд сравнил однажды
язык с транспортным
средством. Он писал: «Язык является
транспортным средством; так же, как
поезд везет грузы по железной дороге
из Лейпцига в Дрезден, так язык
транспортирует мысли от одной головы
к другой». Это сравнение представляется
метким, особенно для языка, который
никогда не является эстетической
самоцелью, но всегда служит для передачи
фактов и мыслей.

Общий
стиль речи (выбор слов, построение
предло­жений) должен быть по возможности
ясным, обозримым, гибким и «адекватным».
Он не стремится к литератур­ным
высотам, но и не срывается в бездну
вульгаризма.

Не
соответствует ему лакированный язык
школьных со­чинений. В наши дни большой
симпатией пользуется воз­вышенная
манера беседы, очень популярная
в докладах и речах для узкого круга.
Важно стремиться к «адекватному стилю
речи: он должен соответствовать реальному
содер­жанию.

Общий
стиль языка не может быть охвачен
правилами почти полностью. И тем не
менее есть стилистические средства,
которым, пожалуй, можно дать стабильную
оцен­ку (хорошее, полезное, плохое) и
с которыми в последую­щем нужно
поступать соответственно. Впрочем,
именно общий стиль речи обеспечивает
оратору обширное «игро­вое пространство».

♦ После
многочисленных «тренировок» развивается
ин­дивидуальный стиль речи.


Что
может быть скучнее однотипно звучащих
речей, которые произносят обучающиеся.
Каждый оратор при­обретает свои личные
ноты. «Стиль является физиономией духа,
вернее телесной оболочкой», —. пишет
Шопенгауэр, и продолжает: —подражать
чужому стилю — значит носить маску».

7.3 Торжественная речь

Эта
речь — эмоциональное высказывание.по
торжес­твенному поводу; ее назначение
— праздничное настрое­ние. Торжественная
речь должна согреть сердца слушателей.
При ее подготовке мы спрашиваем себя
особенно напряженно: что движет
слушателями в этот празднич­ный час?

Торжественная
речь убедительна, если в ней присут­ствует
«дыхание поэзии».

Для
юбилейной речи в честь заслуженного
деятеля мо­жет быть предложен один
из возможных планов: привет­ствие;
повод для произнесения речи; характерные
пунк­ты жизненного пути юбиляра;
кратко обрисовать сущес­твенные
стороны его натуры; подчеркнуть хорошие
сто­роны; дать соответствующие примеры;
если возможно, сказать о событиях с
личным участием выступающего, характерных
для юбиляра; отметить значение юбиляра
для фирмы (например), возможно, выразить
благодар­ность; высказать добрые
пожелания на будущее.

Нередко
при произнесении праздничных речей
полу­чается «бесконечная череда».
Если возникает серия поз­дравителей,
торжество может стать для слушателей
му­чением. При 5-м поздравляющем ораторе
пользоваться спросом могут только
короткие и забавные пассажи.


В
день своего рождения уже пожилой Конрад
Аденау­эр непринужденно констатировал:
«Я сегодня услышал много прекрасных
речей, но ведь я их заслужил».

7.4 Речь в дружеском кругу

Речи
при общении (речи в дружеском кругу)
имеют разнообразные формы. Они включают
как речи застоль­ные, по случаю
бракосочетания, в честь дам, так и речь
шефа во время торжественного для фирмы
мероприятия.

При
произнесении этих речей обращают
внимание на следующие пункты:

• Приветствие
и указание на смысл мероприятия.

• Ретроспективный
обзор проделанной работы, ос­троумно
приправленный упоминанием какого-либо
происшествия.

• Выражение
надежды на дальнейшее сотрудничество.

• Объявление
программы и пожелание радостного
времяпрепровождения.


Это
все можно выразить в нескольких
исполненных энтузиазма высказываниях.

Тосты
также желательно тщательно готовить,
пос­кольку они должны воодушевлять.
Остерегаются эпичес­кого размаха.
Некоторым действующим из лучших
по­буждений застольным ораторам
удается превратить го­рячий и роскошный
свадебный обед в холодный и без­вкусный.
К большому сожалению гостей, которые
вряд ли это простят.

Предлагаем ознакомиться  Как понравиться парню: что сделать чтобы покорить его навсегда

Композитора
Хампердинка во время праздничного обеда
попросили произнести речь «между двумя
блюда­ми». Он встал, дружески посмотрел
на окружающих, от­кашлялся, потер руки
и — сел опять. Один из гостей ска­зал,
что это была лучшая речь из всех, которые
он когда-либо слышал.

Никогда
не говорите слишком долго, даже если
весе­ло высказываетесь в компании.

В
каком-то африканском парламенте
соблюдался обычай, по которому оратору
позволялось произносить речь так долго,
сколько он сможет говорить, стоя на
од­ной ноге.

(Рекомендуется
для подражания ввести этот обычай в
наших широтах для некоторых ораторов,
произносящих речи во время праздников)
Как показывает следующий при­мер, в
речи по специальному поводу иной раз
можно выра­зить даже то, чего
слушатели не чувствуют.
Только кое-что нужно преподнести
достаточно остроумно:

1.1 Обзор помещения для выступления

Если
возможно, оратор предварительно
знакомится с помещением, в котором хочет
выступить. У каждого пот мещения свои
особенности и атмосфера, на которые
на­страивается докладчик. Предварительную
настройку на помещение упустил Густав
Штреземан, когда произно­сил в 1926 г.
свою ставшую знаменитой речь по поводу
вступления Германии в Лигу Наций.

Еще
небольшое указание: оратор для своих
слушателей должен обладать привлекательностью
новизны. По­этому я советую каждому
оратору перед предстоящей речью не
долго задерживаться в зале.

Организатор
выступления обязан принимать в расчет
особенности помещения: подходит ли оно?
не слиш­ком ли велико или мало?
удовлетворительна ли акустика? «Говорить
перед 40 слушателями в за­полненной
гостиной хорошему оратору доставляет
больше удовлетворения, чем перед 400
слушателями в городском зале на 2000 мест»
(Хейнц Кюн).

Луч­ше, если малое помещение
совершенно заполнено, чем если наполовину
пустое большое. Большое число рассеянных
слушателей не позволяет создать в зале
нужную атмосферу. В таком случае лучше
усадить слушателей плотнее, как кур на
насесте. Создайте уплот­нение
слушателей, дружески пригласив
заднескамеечни-ков перейти вперед.


театре передние места самые доро­гие.)
Но если теперь в большом зале занята
только пара рядов, то не выражайте свое
разочарование словами о плохом посещении.
«Никогда не наказывайте явившихся за
отсутствующих»(Науман). Наоборот,
с небольшим чис­лом
слушателей обращайтесь особенно
дружелюбно.

Оратор
— фанатичный поклонник свежего воздуха.
За­частую табачный дым, как горный
массив, лежит над го­ловами людей.
Душный и несвежий воздух быстро
ста­новится невыносим. Необходимо
позаботиться, чтобы помещение было
хорошо проветренным и имело доста­точное,
но не резкое освещение. Трудно вызвать
вдохно­вение в помещении, в котором
темно и мрачно, как в древних катакомбах.

Контакт
с публикой можно установить только
тогда, когда все слушатели видят оратора.
Обратите внимание, чтобы задняя стена,
которая вас поддерживает акустичес­ки,
была не слишком далеко. Например, открытая
сцена поглощает слишком много звука.

Приподнятый
деревянный пол усиливает резонанс. Если
оратор расположился не лучшим образом,
напри­мер, в середине зала, то вспомните
справедливые слова Наумана: «Существуют
залы для собраний прямо-таки пожиратели
сил».

В
больших помещениях для докладов оратора
подсте­регают две опасности:
или поглощение звука, илиэхо. В
первом случае обращает внимание
поглощение глу­хого, конечного «е».
В таких случаях выполняйте арти­куляцию
особенно отчетливо и позаботьтесь о
том, что­бы не выпадали соседние слоги.

В
том случае, если есть эхо, Вы должны
замедлить темп. Эхо раздается обычно в
высоких помещениях или в поме­щениях,
многократно разделенных перегородками.

Герберт
Биеле обращает внимание на нечто очень
важное: в квадратных помещениях оратор
лучше всего говорит из одного угла, так
как в этом случае все слуша­тели
находятся внутри звукового конуса.


Сегодня
техника предлагает много вспомогательных
средств, чтобы улучшить акустику
помещений. Однако отличную акустику
удается обеспечить в помещении лишь
изредка.

На
конгресс международного Пен-клуба в
Лондо­не съехались писатели всего
мира. В зале оказалась на­столько
плохая акустика, что оратора было не
слышно уже в третьем ряду. Президент
немецкого Пен-центра* Эрих Кестнер,
сделав из нужды добродетель, глубоко­мысленно
произнес: «Это поистине идеальное
помеще­ние для писателей. Здесь каждый
понимает только себя, и нет ни одного
человека, слушающего, что говорят
другие».

Предлагаем ознакомиться  Как избавиться от мнительности и тревожности

*
Пен-клуб (Р. Е. N.. сокр. от англ. poets —
поэты, essayists — очеркис­ты, novelists —
романисты.)Основан в 1921 г. английскими
писателя­ми Дж. Голсуорси и К. Э.
Даусон-Скоттом. Объединяет свыше 80
национальных Пен-клубов.

1.3 Кафедра оратора

Зачастую
кафедра слишком удалена от слушателей,
стоит, например, на сцене. Долой со сцены,
в зал! Мно­гие кафедры слишком неуклюжи.
Они похожи на барри­кады, барьер между
оратором и слушателями. Ораторам
приходится довольствоваться такими
исполинами про­изводства 1900 года, но
хорошо бы обзавестись простой и
целесообразно устроенной кафедрой.


Оратор
контролирует и освещение. Лучше все­го
лампа на кафедре, которая освещает
читаемые листы. Любая кафедра оборудуется
нижней план­кой, чтобы листы с записями
оратора не падали вниз и не парили в
помещении, как бумажные змеи.

Если
в распоряжении оратора нет кафедры, ее
нужно заменить, но так, чтобы удобно
располагать конспект ключевых слов на
высоте, удобной для чтения. Для этой
цели подойдет даже простая коробка.

Если
и это затруднительно, то придется
постоянно листать конспект и держать
в положении, удобном для чтения.

2.2 Интонация

Говорят,
«музыку создает тон».

Чрезвычайно
важно иметь правильную интонацию.
Интонация — «кондиционер пространства
души». Интона­ция сделает
атмосферу теплее или охладит ее, да что
там, просто приведет к ледяному
окостенению. Холодная или раздраженная
интонация вносит в человеческие
отноше­ния холод.

То же и в зале для
выступлений. Настроение падает ниже
точки замерзания. Слушатели получают
ду­шевное обморожение. Неприятно
действует и властный, командный голос.
Еще и сегодня встречаются нам отлич­ные
ораторы, голоса которых звучат так, как
будто они хотят подражать скрипу дверей
в замке привидений.

Юмор
и ирония зачастую в меньшей степени
заклю­чены в произносимых словах, чем
в интонации.

♦ Одно
и то же содержание речи, даже если
формули­ровки одинаковы, звучат
совершенно по-разному в за­висимости
от того, как произнесен доклад. Одна
единственная пауза, один ничтожный
акцент сделают речь убедительной или
уничтожат ее. Важно вы­явить основные
пункты не только в точных формулиров­ках,
но и в правильной интонации.

3.2 Концентрация

Интенсивность
речи свидетельствует о напряженном
мышлении. Важно, чтобы сохранялась
видимость легкой речи. (Но при случае
не повредит, если слушатель станет
свидетелем поиска оратором лучшей
формулировки. Это даже вносит момент
напряжения, не обязательно связан­ный
со смущением.

«Докучливые
мысли — как навязчивые комары», так
однажды сказал Буш.

Удастся
ли избавиться от вредных дополнительных
мыслей — это вопрос концентрации на
главном. Некото­рых ораторов поток
дополнительных мыслей уносит да­леко:
в любом пункте своего доклада они
ненароком пе­рескакивают с пятого на
десятое. Речь распадается на отдельные
нити; беспомощный слушатель оказывается
в лабиринте.

В
этой связи следует указать на значение
импровиза­ции. В середине речи как
будто с глаз внезапно спадает пелена;
появляется внезапная мысль, обретается
осознан­ное преставление, и мы
формулируем его в порядке им­провизации.
Известнейшим примером являются «перу­ны
Мирабо» (23 июня 1789 г.), которые способствовали
разжиганию Французской революции.

Совсем
нередко и в обычной речевой практике в
се­редине речи вдруг на ум приходит
неожиданное решение проблемы. Дамашке
пишет: «Отдельные трудности, ко­торые
мучают при подготовке и кажутся не
поддающи­мися полному преодолению,
часто молниеносно прояс­няются и
решаются сами собой во время доклада.

Можно
вновь и вновь вставлять мысли, которые
не пре­дусмотрены в конспекте, но
которые нужно держать в запасе во
время речи; однако импровизации нельзя
буй­но разрастаться в докладе. У
некоторых импровизирую­щих ораторов
мысли появляются только так, но в речи
отсутствует связность.

Все идет
вперемешку, без разбо­ра. Один насмешник
сказал: «Господин X говорит сегод­ня
на тему: «Что мне придет на ум».» Итак,
правило гла­сит: важные новые возникающие
мысли вставлять в речь, а второстепенные
дополнительные соображения безжа­лостно
исключать. Иначе речь наверняка будет
слишком длинной.

Профессор
Бей пишет о риторике при проведении
конгрессов: «Чистейшее captatio benevolentiae
(обеспече­ние благосклонности) является
для любого оратора тра­той истекающего
времени речи. Противоположностью
является бестактность в отношении всех
участников, и прежде всего в отношении
следующего оратора.

Оцените статью
Психология похудения
Adblock detector